Главная Наши земляки З.П. Фитюкова: «Съесть булочку с молоком было настоящим счастьем!»
22.08.2014
Просмотров: 674, комментариев: 0

З.П. Фитюкова: «Съесть булочку с молоком было настоящим счастьем!»

Первоклассница Зоя вместе с мамой  Пелагеей Александровной

Великая Отечественная война, продлившаяся целых четыре года, оставила свой след не на одном поколении людей. Всю тяжесть войны несли на своих плечах и дети. В первое и самое страшное военное лето Зое Фитюковой из Большого Мурашкина, девичья фамилия Доброзракова, исполнилось 6,5 лет, и в памяти осталось многое из прошлого.

— 22 июня 1941 года вечером отцу Павлу Михайловичу принесли повестку, — рассказывает Зоя Павловна. — Помню, как очень рано на следующий день мы с мамой его провожали. Военкомат был на улице Красная Горка, в доме купца Преснякова. Что ждёт их впереди, никто не знал. Папа работал в МТС, на своей полуторке и приехал к военкомату. Ещё 10 других молодых мужчин вместе с ним поехали на фронт, папа за рулём — это были все шофера, которых срочно собрали за ночь. Отправили в Горький, больше я отца не видела. Знаю из рассказов мамы, что он два года был на обороне Москвы. В 1942 году он прислал фото – это единственная фотография с фронта. Знаю, что все два года отец писал письма, но, к сожалению, они у нас не сохранились. Видимо, в одном из писем мама ему сообщила, что в Мурашкине тоже упала бомба возле Троицкой церкви, погибла бабушка с внуком. Он написал тогда, что если будут село бомбить, то одевайтесь потеплее, вещей с собой не берите и уходите в сторону Княгинина, на восток. Воевал папа и на Курской дуге, потому что оттуда старшина его роты написал маме письмо, что красноармеец Доброзраков заболел сыпным тифом и умер в госпитале. Писал, что они ему до госпиталя предлагали натереться водкой и выпить, но отец отказался. Он был совершенно не пьющим человеком, очень верующим, из семьи священника — его отец Михаил Васильевич служил дьяконом в Покровской церкви, и папа мальчишкой прислуживал.

Родители у меня были замечательные люди. Папа был скромный, работящий, очень внимательный, хорошо играл на скрипке, на гитаре. Помню, как он катал меня на своей полуторке, уделял время мне как мог. Как я рада была, когда он мне купил лыжи, учил с горки кататься. Я потом со своими лыжами ходила в школу, и учитель физкультуры Ю.В. Козлов вовлекал нас в спорт, весь класс участвовал на соревнованиях по лыжам, мы даже первые места занимали в области. Лыжи мне пригодились, когда я работала учителем физкультуры в Григорьевской школе.

Мама Пелагея Александровна работала швеёй в артели имени Клары Цеткин. В войну она шила полушубки, рукавички — всё отправляли на фронт. Даже домой приносила заказы, ночью шила, не высыпалась. Тогда я тоже стала ей помогать, научилась работать на машинке, пришивала подбортники. И ей стало легче. Шить мне понравилось, и в старших классах я уже шила платья и себе, и подругам.

В войну мы с мамой жили вдвоём в маленьком доме на три окошка на улице Ново-Луговая. Детство моё было тяжёлым — с питанием было плохо, сажали много картофеля — огород выручал, даже одно время коза была. Все домашние дела были на мне. Но есть всегда хотелось! Мама откуда-то приносила такие спрессованные зелёные плитки, называли их дурандами. Рубили их топором, толкли в муку, перемешивали с картошкой и пекли лепёшки. И звали это кушанье «лейтенантами».

За хлебом были большие очереди, его продавали где сейчас магазин «Центральный», а тогда его звали «У Феди Сажина», он там был продавцом. Очередь занимали с вечера, всю ночь дежурили. А мама приносила хлеб с работы, его привозили прямо туда. Мама была всегда в работе, дома что-то шила — юбки, рукавички — и продавала по воскресеньям на базаре. Вещи ей заказывали даже из деревень. Я стояла рядом с ней, ждала, и только мама наторгует, давала мне денег. Я тут же на рынке покупала кринку молока и маленькую булочку и скорее бежала домой есть. Знаете, для меня это был настоящий праздник! Рынок располагался, где автостанция и выше, к центральному парку.

В войну в Мурашкино приехала большая семья Жемеровых. Отец семейства был хорошим сапожником. Мама моя шила им одежду, а однажды за работу он заплатил ей, как говорится, бартером – сшил хромовые жёлтенькие туфельки на низком каблучке. Очень красивые были, и я мечтала, как их буду носить. Но мама отдала эти туфли за два килограмма муки женщине из Холязина. А когда мы шли назад, я всю дорогу её просила испечь мне хоть одну булочку без этой зелёной плитки. Мою просьбу мама выполнила, это тоже было такое счастье!

На меховой фабрике держали лошадей, надо было запасать корм для них. Так моя мама и ещё две женщины с ней косили вручную овёс, поле было огромным – от Тихого переулка до швейной фабрики, улицы Комсомольской тогда не было. А я им носила что-нибудь поесть – огурцы, морковь. Они садились в копешку и ели. Работала мама и на заготовке дров для библиотеки, она располагалась в здании бывшего книжного магазина на втором этаже, таким образом, и себе на дрова зарабатывала. А я колола дрова топором и собирала хворост в лесу. По молодости организм справлялся со всеми тяготами.
Война продолжалась. Несмотря на то, что в стране царил голод, школы работали, детей учили писать и читать, свято веря, что всё это скоро закончится и наступит мирная жизнь.

Послевоенные годы тоже были очень трудными, особенно голодный был 1947 год. Соседские женщины ходили весной на совхозное поле с вёдрами, выкапывали мороженую картошку. Я тоже с ними как-то напросилась. Пошла в кожаных отцовских сапогах и завязла так в поле, что еле вытащили меня. Но картофеля всё же набрала немного – делали из него крахмал, а жмыхи промывали и пекли что-нибудь.

О Дне Победы я узнала от мамы. И радость, и слёзы переплелись в этот день воедино – все радовались, но, в то же время, оплакивали погибших.

Прожила мама до 99 лет, все её награды я храню, в том числе и медаль «За доблестный и самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг.».

Надежда ФЕДОТОВА

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930