Главная Наши земляки «Там вдали, за рекой…»
18.02.2022
Просмотров: 287, комментариев: 0

«Там вдали, за рекой…»

Николай Абкаров у памятного знака тем, кто выполнял свой долг за рубежами Отечества

Слова этой песни как нельзя точно характеризуют место службы Николая Абкарова. Во-первых, Афганистан действительно очень далеко, во-вторых, это государство, в отличие от всех остальных стран, которые для советского человека были «за бугром», в прямом и переносном смысле слова находилось «за рекой».

С Николаем мы познакомились во время возложения цветов к памятнику в День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Так длинно и вычурно называется сегодня дата 15 февраля, которая для десятка далеко не юных мужчин, пришедших сегодня с цветами, навсегда останется Днем вывода Советских войск из Афганистана. Среди знакомых лиц сразу увидел незнакомого мужчину.

— Николай, — крепко пожимая руку, представился незнакомец, и без продолжительных уговоров согласился рассказать о службе.

— В армию меня призвал Ленинский военкомат города Горького в октябре 1986 года, — начал воспоминания бывший солдат. — Уже на сборном пункте в Дзержинске нашей команде сообщили, что отправляемся в Фергану. В то время любому жителю СССР было известно, что адрес этого узбекского города определял дальнейшую службу в Афгане, поскольку здесь проходили подготовку почти все бойцы, отправлявшиеся «за речку».

По окончании подготовки, в мае 1987 года, транспортный самолёт доставил пополнение в Баграм, где базировался 345-й полк ВДВ, в составе которого и воевал Николай. Он, кстати, почему-то промолчал, что именно в этом полку совершила свой подвиг знаменитая 9-я рота в период его службы, и автор нашёл эту информацию в интернете.

— Десантный полк — это чисто номинально, — продолжил рассказ о службе Николай. — Ни о каком десантировании с парашютами и речи не могло идти. Выполняемые задачи — такие же, как и у мотострелков. Даже машины десанта — БМД — в тех условиях пришлось поменять на пехотные БМП-2 и БТР-70 и 80, поскольку у них более мощное бронирование. А уж если и были десанты, то это была заброска на точку высадки вертолётом.

— А кем Вы служили в полку? — спросил я у Николая.

— Первые полгода — обычным стрелком. Потом был назначен заместителем командира взвода.

— Если Вы были заместителем, то, наверное, возникали моменты, когда приходилось исполнять и обязанности командира. Каково это — быть командиром на войне?

— Первый раз остаться за комвзвода было страшнее, чем в бою. Переживал — вдруг не справлюсь. Ведь недоработки командира на войне — это, зачастую, гибель солдат. Но сослуживцы поддержали меня. Потом полегче стало.

— Какими были задачи вашего взвода?

— Основную боевую нагрузку несли разведбаты и разведроты. На нас возлагалась задача сопровождения различных транспортных колонн на бронетехнике.

— Насколько мне известно, за такими колоннами охотились душманы. Вам самому приходилось участвовать в боях, защищая колоны?

— Перестрелки были, бронетехника применяла свое вооружение, но ничего серьезного и кровопролитного со мной не случалось.

Впрочем, и без всяких тяжелых и интенсивных боёв шанс погибнуть на войне у солдата велик. Чтобы отобрать жизнь у человека, достаточно одной пули, одного крохотного осколка.

— Мой сослуживец из роты погиб от единственного выстрела, — вспоминает с горечью Николай. — Пуля пробила сонную артерию. Причем это был даже не выстрел снайпера, поскольку боец находился в жилом блоке — какая-то шальная пуля, прилетев из «зелёнки», пробила дощатую стену, попав в горло парня.

Через год службы было объявлено о начале вывода наших войск из Афганистана. По мере окончания сроков службы бойцы улетали домой на дембель. Наступил октябрь 1988 года, Николай уже отслужил положенные 2 года. До полного вывода 22-й армии оставалось четыре месяца. Уволить в запас весь осенний призыв можно было лишь при условии пополнения состава новобранцами.

Не берусь судить о том, насколько добровольным было решение старослужащих отложить дембель на несколько месяцев, но МУЖИКИ согласились ради того, чтобы не гибли необстрелянные пацаны. Николай вернулся домой в январе 1989 года.

— Николай, а в Мурашкине как оказались?

— У меня отсюда корни, я рос здесь. В Краснове  дом от деда остался. Когда участникам боевых действий выделяли сертификаты на приобретение жилья, я приобрёл квартиру в Мурашкине и с большим удовольствием здесь живу.

Алексей ТОЛКАЧЁВ

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама

Вам решать!
Осторожно! Грипп!
Настоящая работа для настоящих мужчин
Своих не бросаем!
Объясняем.РФ