Главная Наши земляки Предназначение поля — родить хлеб
21.05.2021
Просмотров: 146, комментариев: 0

Предназначение поля — родить хлеб

В прошлом году по стране было собрано более 130 млн. тонн зерна, что является вторым результатом в истории Российской Федерации. Такие показатели агропромышленного комплекса (АПК) обеспечивают продовольственную безопасность России, укрепляют мощь нашей страны, как одного из ведущих производителей аграрной продукции в мире. АПК страны поставил задачу и в этом году добиться увеличения производства зерна по сравнению с прошлым годом.

В мою компетенцию не входит давать оценку работы сельскохозяйственной отрасли в нашем районе. Моя цель поделиться с читателями своими впечатлениями о том, что мне пришлось видеть на землях района.

Встречается много полей, которые зарастают сорняками и лесом, такая бесхозяйственность вызывает чувства тревоги и какой-то безысходности. Но чаще можно видеть и другую картину — хорошо обработанные поля с видом на высокий урожай, работающую на полях мощную технику по раскорчевке залежей, и там же чудо-машины по внесению органических удобрений непосредственно в почву к корешку растения по науке. Замечу, что техническая модернизация сельхозпроизводства является одной из главных слагаемых в увеличении производства зерна. Эти ухоженные поля и современная, мощная техника, как я узнала, принадлежат нашему инвестору.

А сколько критики было в адрес главы нашего района: «Неужели нельзя было привлечь другого инвестора?». И тут возникает вопрос: «А разве была очередь из инвесторов, желающих работать в нашем районе?».

Я знаю другое — была очередь из глав районов за этим инвестором. Но Николай Александрович Беляков за счет своей настойчивости, эрудиции сумел убедить, доказать инвестору, что ему в нашем районе будет комфортно работать. Они поняли друг друга, и сделка состоялась.

Мне об этом рассказала моя дочь, которая работала начальником одного из отделов областной администрации и была в курсе тех событий. В моем понимании, инвестор, придя работать в наш район, вдохнул в него жизнь.

А когда я шла вдоль поля высокой культуры земледелия, вспоминала свои первые шаги в должности первого секретаря райкома партии, которые были направлены на создание в районе производственного подразделения «Сельхозхимия». Перейдя на партийную работу, в душе я всегда оставалась сельхозником.

Моя прежняя работа была связана с хозяйственной деятельностью колхозов, племзавода, с землей и людьми, работающими на ней.

Как специалист сельского хозяйства, я понимала, что только высокая культура земледелия, работа по науке способны повысить экономику хозяйств и как следствие – поднять жизненный уровень населения.

В решении этой задачи хозяйствам района должна была помочь Сельхозхимия. Тогда я твердо решила, что такая организация в нашем районе будет, и создать ее теперь было в моих силах.

Когда я обратилась по данному вопросу в областное объединение Сельхозхимии, мне сказали, что препятствий по созданию в районе такой организации нет, напротив, посоветовали сделать это как можно быстрее, пока нет ограничений в денежных средствах, как на строительство объектов базы, так и на приобретение техники, и посоветовали съездить в Княгинино, где создана и работает показательная, лучшая в области Сельхозхимия.

Воспользовавшись советом, я сразу же проехала в Княгинино. То, что я там увидела, превзошли все мои ожидания. Вся территория базы была огорожена забором, заасфальтирована, по периметру стояли гаражи, мастерские, котельная, своя заправочная станция, лаборатория, столовая, административное здание, кругом — чистота и порядок.

На двери управляющего висел экран чистоты, в котором ежедневно отмечалось санитарное состояние объекта, это говорило о культуре производства и дисциплине. За забором простиралась улица домов, где жили работники предприятия. Механизаторов насчитывалось семьдесят пять человек, которые в данной момент занимались в хозяйстве известкованием кислых почв, восстанавливали плодородие земли.

Я увидела предприятие 21 века, которое создал Иван Александрович Свистунов. Да-да именно тот самый, который купил у нас впоследствии меховую фабрику.

На следующий день состоялось заседание бюро райкома партии, на котором рассматривали один вопрос: «О создании в районе «Сельхозхимии». Перед началом заседания все члены бюро выехали в Княгинино, ознакомиться с работой Сельхозхимии, чтобы было понятно, о чем будет разговор.

Такого шумного заседания бюро, наверное, не было никогда. То, что увидели члены бюро, восхитило всех. Когда страсти немного улеглись, я посоветовала прекратить заниматься критикой в адрес предыдущего руководства за то, что наш район отстал в этом вопросе, и немедленно приступить к созданию подобной организации.

Как всегда, дельное предложение внес председатель колхоза имени Ленина Петр Михайлович Соколов — любое дело необходимо начинать с подбора толкового руководителя, с активной жизненной позицией, который работал бы с полной отдачей, не считаясь со временем:

— В колхозе такой специалист есть, инженер с высшим образованием. Пока фамилию его называть не буду, сначала поговорю с ним, если он согласится с моим предложением, то завтра утром он будет в райкоме.

Утром, придя на работу, меня ждал молодой человек, который представился, что он от Соколова и звать его Владимир Леушев, если я не возражаю, он готов приступить к работе управляющего Сельхозхимией.

Я позвонила главному архитектуру района Герману Васильевичу Панышеву, и попросила его выделить участок земли под строительство Сельхозхимии. Он должен быть где-то в промышленной зоне, рядом с предприятием Сельхозтехники.

Герман Васильевич обещал сделать это в самое ближайшее время. Затем, я предложила Владимиру Павловичу поехать в Княгинино, ознакомиться с работой Сельхозхимии. Мы поехали не просто смотреть, а перенимать опыт работы Ивана Александровича Свистунова.

Скажу кратко — Иван Александрович встретил Владимира Павловича по-доброму, подробно рассказал, с чего надо начинать, на что особо обратить внимание, пообещал всяческую помощь, поддержку и даже предложил ему свое шефство.
Владимир Павлович поездкой остался доволен, сказал, что она действительно была нужной и полезной:

— Сколько потребуется времени, чтобы создать предприятие Сельхозхимии в районе, сказать не могу, но обещаю приложить все усилия, чтобы оправдать ваше доверие и доверие Петра Михайловича.

Я была удовлетворена ответом Владимира Павловича и сказала, что не возражаю, чтобы он возглавил Сельхозхимию. Но сразу предупредила, что работы будет очень много — не легко создавать предприятия вновь. Кроме того, в связи отсутствием в районе стройорганизации строительство придется вести хозяйственным способом, поэтому в штатном расписании необходимо предусмотреть должность инженера-строителя. Во время этого разговора я в очередной раз поймала себя на мысли, что пора уже поднять в области вопрос о создании в районе организации ПМК.

Сегодня я могу сказать только одно — Владимир Павлович Леушев не просто работал, а пахал по 10-12 часов в сутки. Естественно, строительство данного объекта было у меня на контроле. И когда бы я не приезжала на базу, он всегда был на работе, вместе со строителями. Работало у него несколько бригад, то и дело подъезжали машины с песком, щебнем, стройматериалами, работали краны, погрузчики.

За короткое время, как грибы после дождя, стали расти здания гаражей, мастерские, котельные, административные здания. Наблюдая за всем этим, я понимала, что этот руководитель на своем месте. Проработав лето, Владимир Павлович пришел в райком партии. Он узнал, что в районе будет строится 36-квартирный дом и попросил отдать его Сельхозхимии, что даст возможность весной 36-и механизаторам работать в хозяйствах на весеннем севе.

Хочу напомнить, как было дело. На тот момент в нашем районе организации ПМК не было. Хотя я обращалась в обком партии с эти вопросом и мне было отказано. Первый секретарь обкома партии Юрий Николаевич Христораднов тогда был очень удивлен, что у нас нет ни одной такой организации, в каждом районе имеется по две, а то и три, и сейчас идет их объединение в одну мощную организацию, время филиалов прошло.

С жильем в райцентре в то время дела обстояли намного хуже, чем в колхозах. Люди жили в полуподвальных помещениях с печным отоплением, бывших купеческих домах. Наблюдался отток населения. С моей стороны были приняты определенные меры по решению этой проблемы, но никаких плодов они не принесли.

В райком партии были приглашены все руководители предприятий, организаций, учреждений райцентра, перед которыми была поставлена задача — всем начать строительство жилья хозяйственным способом, по примеру Меховой фабрики и Сельхозтехники.

— Жилищный вопрос в поселке стоит остро и за нас с вами никто решать его не будет. Строительство жилья для каждого руководителя будет своего рода экзаменом на соответствие занимаемой должности. Для этого вам надо обратиться в ваши вышестоящие организации, рассказать о сегодняшнем разговоре в райкоме партии и попросить денег на строительство жилья.

Результаты превзошли все мои ожидания. За небольшим исключением, все — и крупные коллективы, и мелкие организации — получили деньги на строительство домов.

Доложился начальник Госстраха Юрий Сергеевич Воронов — получил денег на строительство 4-квартирного дома, приступил к закладке фундамента, а заведующая Сберкассой Мария Александровна Андронова ищет организацию с кем можно вступить в долю, дали денег на одну квартиру... Процесс пошел.

Я попросила Юрия Николаевича, чтобы он помог и райкому партии внести свою лепту в решение жилищного вопроса. Не получается создать в районе строительную организацию — нужно найти другие пути. Подумав с минуту, он сказал:

— Самая крупная в городе строительная организация — это домостроительный комбинат, коллектив которого вышел победителем Всесоюзного социалистического соревнования. Я только что разговаривал с его руководителем, он ждет гостей с Москвы, которые едут вручать ему Знамя. Прямо сейчас поезжай к нему, окажешься в нужное время и в нужном месте, в начале поздравь его с наградой, а потом попроси его построить в районе дом. В разговоре можешь сослаться на меня.

Я тут же выехала по указанному адресу. Встречу с руководителем я начала со слов, которые мне было поручено произнести и тут же получила ответ:

— Что мне за нужда ехать за сто верст «киселя хлебать». У меня и в городе работы хватает.

— Нужда-то, конечно, моя. Но если посмотреть с другой стороны: село — кормит город, выходит нужда общая. А прислал меня к вам первый секретарь обкома партии, охарактеризовав вас, как сильного политически зрелого руководителя, который понимает, что село нуждается в помощи города. Он уверен в Вас и знает, что Вы откликнитесь на мою просьбу. Юрий Николаевич не мог в Вас ошибиться.

Встав из-за стола, пройдясь по кабинету, он произнес:

— Хорошо, мы построим вам дом. Мы строим девятиэтажки, вам такой дом не нужен, уберем шесть этажей, оставим три этажа — 36 квартир. В вашем селе, котельная, думаю, есть, не дровами же будете топить. Дом будем строить в конце года, после выполнения основного плана. Это вам будет шефская помощь. Мне звонить не надо, я найду вас сам, когда это будет нужно. Готовьте площадку под строительство.

На этом разговор был закончен. Передо мной встал вопрос, где строить? Поселковой котельной у нас нет.

Я вышла с предложением к директору меховой фабрики — дом отапливаем его котельной, квартиры делим пополам. На что получила ответ — котельная не потянет этот дом.

С подобным предложением обратилась к управляющему Сельхозтехники, сообщив, что директор меховой фабрики отказался от моего предложения, сославшись на слабую мощность котельной.

— Самой большой нашей ошибкой будет, если мы в районе откажемся от 36 квартир. Такого при нехватке жилья мы допустить просто не имеем права. У нас подготовлена площадка для строительства пяти домов. Ставим дом на любом месте, присоединяем его к котельной Сельхозтехники, а не потянет — поставим еще котел, — таков был ответ патриота своей малой Родины  Александра Ивановича Судомойкина.

Я пригласила Левушева и предложила взять этот дом на свой баланс и топить его от своей котельной, но квартиры разделить с Сельхозтехникой на условиях руководителя.

Вскоре поступил звонок от директора домостроительного комбината, который сообщил, что строительство дома находится на грани срыва, создались трудности с выполнением основного плана, но выход есть. Мне необходимо было принять меры, чтобы дом был включен в план. Это мог сделать только секретарь обкома партии по строительству Дмитрий Дмитриевич Грязнов.

Я стала думать, как лучше поступить — самой ехать в обком партии или к решению подключить Петра Михайловича Соколова, председателя колхоза имени Ленина, который с Грязновым был в хороших отношениях. Я знала, что всю стройку в колхозе курирует лично он, иногда приезжает в колхоз и проводит оперативные совещания со строителями. Я позвонила П.М. Соколову, рассказала о задаче, которую мне предстояло решить, и спросила совета, как это лучше сделать, на что он мне ответил, чтобы я ждала его звонка в течение пяти минут. Звонок прозвучал через две минуты. Оказалось, что Д.Д. Грязнов болеет и лежит в больнице. Такого ответа я никак не ожидала, и какое-то время мы оба молчали, потом Петр Михайлович сказал, что завтра едем в Горький к нему в больницу.

По приему, который был нам оказан, по обращениям друг к другу на «ты» и только по имени я поняла, что встретились два давних, хороших друга. Сначала они обсудили ход строительных работ в колхозе, а потом Дмитрий Дмитриевич спросил, что за вопрос у меня к нему?

Я передала суть разговора, который состоялся с начальником домостроительного комбината, на что получила ответ, что мы не успеем доехать до Мурашкина, как дом будет в плане.

— Кстати, Петр, — обратился он к Соколову, — мы сейчас составляем трехлетний план этой организации, может быть включить туда какой-то и твой объект? Подумай, время есть, потом позвонишь или поговорим при встрече. Ну и обещаю Галине Михайловне, что мы будем включать в план каждый год по 36-квартирному дому. Думаю, возражений не будет.

— Дима, — ответил Петр Михайлович, — вот это жест доброй воли. Что касается домов — имеет далеко идущие последствия. Мы сейчас в районе строим Сельхозхимию, которая признана помогать селу. А дома, думаю, Галина Михайловна отдаст этой организации. Представляешь, какая армия механизаторов будет работать на наших полях, какая будет оказываться нам помощь?! Наконец-то, займемся восстановлением плодородия земель, до чего у нас не доходили руки. Спасибо тебе от меня и всех руководителей хозяйств.

Они пожали друг другу руки и обнялись. После этих слов разговор продолжился в более непринужденной обстановке.

У меня созрел план — воспользоваться этим моментом и обратиться к Дмитрию Дмитриевичу еще с одной просьбой — помочь нам со строительством дома для медицинских работников.

— Дело в том, что врачи у нас живут в разных концах поселка, и когда случаются экстренные вызовы, а они, как правило, происходят ночью — то на их сбор уходит много драгоценного времени. Проект кирпичного дома на 42 квартиры имеется. Разговор по строительству этого дома мы ведем с начальником одной из строительной организации города Кстово. Он фронтовик, воевал вместе с нашим председателем колхоза «Путь к коммунизму» Василием Андреевичем Цапаевым. Все объекты в колхозе — торговый центр, Дом культуры, детсад, административное здание — построены им. В плане — строительство школы с бассейном. Но у него, чувствуется, не все хорошо со здоровьем, он ходит с тростью — нет ноги, часто пользуется услугами нашей больницы, порой подолгу лежит в стационаре. Мы просим его в знак благодарности врачам, медработникам построить дом рядом с больницей. Он не отказывает нам, но и не обещает, говорит: надо подумать, немного не под рукой.

Дмитрий Дмитриевич обещал нам помочь и в этом вопросе.

Когда мы с Петром Михайловичем вышли из больницы, он спросил: какое мое впечатление о встрече? Я тогда еще не могла прийти в себя и понять, что произошло.

— Я благодарна Вам за эту встречу, она оказалась не простой, а судьбоносной по решению жилищного вопроса, если, конечно, все будет исполнено. Права пословица: «не имей сто рублей, а имей сто друзей».

— А я скажу тебе другие крылатые слова: «мощь страны создают люди с активной жизненной позицией».

— На все сто процентов согласна, Петр Михайлович, передо мной живой пример — это Вы. Спасибо Вам за все.

— Хватит благодарить, мы не для себя стараемся, а для людей, для мощи России.

Все, о чем шел разговор, было исполнено — построен дом для медиков и дома для работников Сельхозхимии. При желании хозяйства района с помощью механизаторов Сельхозхимии весенний сев могли проводить за считанные часы, а не дни, как было ранее.

Еще положительная роль Сельхозхимии состояла в том, что с ее пуском были созданы новые рабочие места с хорошими зарплатами и условиями для работы и проживания. На территории базы была построена и работала сауна. Каждый механизатор при желании, закончив работу, мог туда пойти, принять душ, отдохнуть и с хорошим настроением идти домой. Благо квартиры со всеми удобствами были в шаговой доступности.

Коллектив Сельхозхимии должен был начать работать по восстановлению естественного плодородия полей в колхозах и племзаводе района. Но… началась перестройка. Что произошло дальше, я говорить не хочу...

Возвращаясь к реалиям сегодняшнего дня, я бы хотела обратиться к руководителям хозяйств всех форм собственности, инвесторам, фермерам и всем, кто работает на земле, с просьбой изыскать возможности и с помощью районной администрации принять все меры к тому, чтобы в текущем году как можно больше заброшенных земель превратить в пашню.

Все должны свято помнить, что предназначение поля – родить хлеб.

Галина Михайловна СОРОКИНА,
первый секретарь райкома КПСС 1980-1989 гг.

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
       

Реклама

Сообщи, где едет зло, по телефону 112