Главная Наши земляки П. Прокофьева: «Всё довелось пережить: и нужду, и горе…»
12.12.2014
Просмотров: 731, комментариев: 0

П. Прокофьева: «Всё довелось пережить: и нужду, и горе…»

Пелагее Васильевне Прокофьевой есть что вспомнить  и рассказать за такой большой жизненный путь

На склоне лет человек часто живет воспоминаниями, ведь у него за плечами большой опыт и мудрость. Жительнице с. Малое Мурашкино Пелагее Прокофьевой в октябре исполнилось 85 лет. Есть, что вспомнить и рассказать сельской женщине за такой большой жизненный путь.

С Пелагеи Васильевны во многом можно брать пример. В трудовое время женщина достойно работала в сельском хозяйстве. За долголетний и добросовестный труд имеет почетные грамоты. И сейчас, будучи в почтенном возрасте, не сидит сложа руки. Потихонечку, не спеша делает многие дела по дому, хозяйству: печку топит, полы моет, белье стирает, готовит, в магазин сходит, огород обихаживает. К слову, картошку осенью на участке сама выкопала. А порой, засучив рукава, бабушка даже и дрова колет.

Когда мы подъехали к дому Пелагеи Васильевны, она как раз, наколов немного дровишек, собиралась уходить с улицы в дом. Потирая озябшие руки, седовласая женщина приняла нас, незнакомых ей людей, приветливо, как будто мы родные бабушке люди, которых она давно не видела. Гостеприимно пригласила нас в дом. И вот мы в деревенской, чисто убранной избе непринужденно беседуем с Пелагеей Васильевной о настоящем и о прошлом ее житье-бытье.

— В Малом Мурашкине многие хозяева живут с газом. Видимо, Вам не под силу было такое дело, раз топитесь дровами? — спросили мы хозяйку первым делом.

— Да, я не стала проводить газ. Тяжело материально, нужны большие деньги. А так я привыкла с печкой: растоплю ее и тепло. Надо, так еще разок протоплю. И дрова могу сама наколоть, — смеется пенсионерка. — Вы не подумайте, что мне некому помочь. Зять Валера наколол мне дров достаточно, на зиму вполне хватит. Это я уж так, кое-какие остатки докалываю — всё за делами. Без дела не хочу сидеть, хотя годы уже немалые. Я так привыкла. Вообще, только одного боюсь: чтобы не быть никому обузой.

По словам Пелагее Васильевны, труднее всего ей с водой, которую надо приносить в дом с улицы. Но воду ей приносят и запасают впрок дочь Надежда с внучкой Олей и ее мужем Сергеем. Близкие родственники Пелагеи Васильевны живут в Рождествене и на неделе приезжают к ней не один раз, помогая во всем. К тому же, за пожилой женщиной закреплен и социальный работник — Светлана Ивановна Филиппова. Она оказывает ей существенную помощь.

Вторая дочь Пелагеи Васильевны — Зоя — живет с семьей на Украине, в Донецкой области. Раньше она каждый год приезжала погостить к маме. Лишь в это лето не удалось. Причиной тому — непростая обстановка в соседней стране.

Сама Пелагея Васильевна всю жизнь прожила в родном селе и даже в голове не держала, чтобы уехать из него в город. «Любы мне здешние места», — говорит она.

А жизнь у нашей героини не была легкой. Она помнит войну, как ждали отца с фронта, весточки от него. Перенесла она тяжелые послевоенные годы и потерю близких…

— Нужду, голод и горе знаю не понаслышке. Всё довелось пережить, — рассказывает ветеран. — В семье родителей нас, детей, было трое. Кроме меня, еще два брата — Александр и Юрий. Их уже нет в живых. Оба умерли, осталась я одна. Мама наша тоже ушла из жизни преждевременно. Пошла помогать родственникам стричь овец, наклонилась, ее и парализовало. Отец женился во второй раз. От мачехи я не видела ласки и материнской заботы. Очень плохо жилось без мамы, — тяжело вздыхает Пелагея Васильевна.

Но, как говорится, молодость берет свое. Познакомилась молодая девушка с заезжим пареньком Николаем Прокофьевым, они полюбили друг друга, а затем поженились. Прожили супруги вместе в ладу и согласии много лет. Муж Пелагеи был мужчина деловой, заботливый. Николай Яковлевич был родом из Костромской области. Со своим отцом парень ездил по округе, торгуя валенками. Они были мастерами по валянию из шерсти. Так вот и оказался Николай в Малом Мурашкине, да и осел здесь навсегда.

— Муж работал в полеводческой бригаде, но свое ремесло тоже не бросал. По-прежнему валял валенки и продавал их. Только раньше у людей было плохо с деньгами, рассчитывались за валенки частями, подолгу. А ремесло это тяжелое. Я даже и не пыталась обучиться ему. Теперь вот валенки мои поизносились. Куда и кому их отдать подшить, не знаю, — развела руками пенсионерка.

Довелось супругам пережить и нелегкие испытания. Николай Яковлевич много лет пролежал парализованным. Пелагея, работавшая телятницей на ферме, просто разрывалась между фермой, домом, уходом за мужем.

— Телят в группе было с полсотни, на подворье свою скотину держала — было очень тяжело, — признается вдова. — Сама не знаю, откуда силы брались?!

Она показала нам фотографии, которые висели на стене: «Это дочери мои, это муж, это внучата… А это мои родители», — при этом ее руки нежно касались снимков близких ей людей.

На прощанье, провожая нас, Пелагея Васильевна сказала: «Приезжайте почаще к нам в село и ко мне обязательно заходите, я буду рада!».

Обязательно приедем! Нам, газетчикам, встречи с такими пожившими людьми, как Пелагея Прокофьева, всегда приятны. Будьте здоровы, уважаемые ветераны.

Нина ДУЛЕПОВА

  • Пелагее Васильевне Прокофьевой есть что вспомнить  и рассказать за такой большой жизненный путь

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930