Главная Наши земляки Медвежий Лог – милый сердцу уголок
05.08.2022
Просмотров: 264, комментариев: 0

Медвежий Лог – милый сердцу уголок

Деревня Медлог находится на границе с Перевоз-ским районом и входит в состав Советской сельской администрации. Она соседствует с Медвежьей Поляной. А добраться туда без проблем можно только в сухую погоду. От главной трассы до населённого пункта по полевой дороге примерно четыре километра. Кругом поля, леса… Чистый и ароматный воздух сбивает с ног, хочется дышать и дышать, каждый вздох доставляет невыразимое удовольствие.

Здесь жили медведи

Названия Медвежьего Лога и Медвежьей Поляны говорят сами за себя. Благодаря архивным источникам мы узнали, что давным-давно в этих местах водились медведи. Медлог и Поляну разделяет речка Колесянка. Изначально Медлог был по ту сторону речки, но после сильного пожара народ перебрался на другое место, так образовалась новая деревня.

Когда-то эти два селения с медвежьими названиями располагались на оживлённом сухопутном пути, проходившем с юга к Нижнему Новгороду. Есть вероятность, что здесь проходили татары из Золотой Орды, разорявшие Нижегородское княжество, царевич Арапша, разбивший русские дружины на реке Пьяна в 1377 году, и, без сомнения, в этих местах побывали воровские казаки Стеньки Разина. Со слов местных старожил, бытует мнение, что именно из-за атамана и пострадал Медвежий Лог. Деревня была сожжена и уничтожена, так как жители были на стороне казаков. А вот Поляна, наоборот, не поддержала их, поэтому была не тронута.

Боголеповы

Въехав в деревню, мы остановились возле ухоженного дома, где прогуливалась пожилая женщина с подогом. Алевтина Васильевна Попкова любезно согласилась пообщаться и рассказала, что родилась и выросла она в Медлоге.

— Родители вырастили восьмерых детей, и все до сих пор, слава богу, живы, — вспоминает женщина. — Мама была заведующей яслями, а папа — трудяга, на все руки мастер. В деревне был незаменимый работник — кому печь сложить, кому подтопок починить. Жили мы хорошо, не голодали, всегда и мясо, и молоко, и хлеб в доме были, хозяйство держали.

Алевтина Васильевна рассказала, что в деревне была начальная школа, хорошая, добротная, дом этот и до сей поры существует, дачники в нём проживают. Восемь классов она окончила в Большом Мурашкине, потом уехала в Кстово, работала на заводе. Вышла замуж, родилась дочка Таня. Как бы комфортно в городе не было, её всегда тянуло в деревню. Уйдя на заслуженный отдых, женщина перебралась в любимый Медлог. Уже много лет живёт здесь на постоянной основе, а дочка с семьёй постоянно её навещают. Сейчас Татьяна с мужем уже не работают, каждое лето проводят в деревне, занимаются строительством, ремонтом и обустройством дома, в зиму уезжают в Кстово. Планируют в скором времени перебраться к маме насовсем.

Родственные души из рода Боголеповых — сестры Маргарита и Алевтина и сноха Александра
Родственные души из рода Боголеповых — сестры Маргарита и Алевтина и сноха Александра

К нашей беседе присоединилась старшая сестра моей собеседницы — Маргарита Васильевна Кострова. Подсев к нам на лавочку, она поведала много интересного. Алевтина призналась, что хотя Рита и старшая, но память у неё лучше всех молодых.

— Наш род Боголеповых по папиной линии всегда славился трудолюбием, многие мужчины военные, — рассказала нам старшая сестра. — Я уже с десяти лет умела корову доить, ходила на стойло за несколько километров от деревни. А после 8-го класса меня с родителями вызвали в контору и сказали, что я остаюсь в колхозе дояркой. Объяснили мои обязанности, как правильно с животными обходиться. В моём подчинении было десять коров. До сих пор помню каждую по кличке. Быстро я всему научилась, вскоре в передовиках была. Коровник был глиняный, каждый сезон его обмазывали, ремонтировали, верх соломой крыли. Однажды зимой корма закончились, так пришлось крышу раскрыть и пустить на корм. Нас было восемь молодых доярок, жили мы дружно, весело. Да вот сейчас из них только я одна осталась.

Маргарита Васильевна поведала, что когда вышла замуж, они уехали с мужем в Кстово. У них две дочери. Всю жизнь трудилась на нефтеперерабатывающем заводе газосварщиком в котельном цеху. Вредная работа сказалась на её здоровье, теперь плохо слышит и видит. Хорошо себя чувствует только на родных просторах.

— Деревня наша обмельчала, летом чуть больше двадцати жилых домов, а в зиму двенадцать человек остаётся, и больше нас, Боголеповых, — улыбается женщина. — Из шести сестёр пятеро в Медлоге, одна в Медвежьей Поляне, а из двух братьев — один с нами, он здесь староста, а другой далеко живёт. У всех дети, внуки, правнуки и праправнуки, которые нас навещают. Наша семья большая, дружная. Днём мы за делами, а вечерами обязательно собираемся, гуляем, общаемся.

Тут у сестёр стали всплывать вспоминания о прошлом деревни. Рассказали, что когда-то здесь был свой магазин, медпункт, клуб, телятник, овчарня, курятник, конный двор, пилорама, кузница и часовня, которая давно уже разрушена. А первого священника звали отец Константин.

В это время к нам подошла сноха, Александра Александровна Боголепова. Уже много лет они с мужем живут в деревне, но в эту зиму собираются вернуться обратно в квартиру, которая, как и у всех родственников, находится в Кстове.

— Мы бы рады не уезжать, но Георгий болеет, ему нужно полноценное лечение, — рассуждает Александра. — Хорошо, конечно, что «скорая помощь» на наши вызовы реагирует быстро. Зимой дорогу к нам не чистят, поэтому от Поляны медиков доставляют на снегоходе, на нем же и продукты по пятницам из посёлка Советский привозят. Раньше такого не было, это о нас Николай Александрович Беляков позаботился, спасибо ему. Летом проще, машина райповская с продуктами приезжает, сами ездим, если надо. В слякоть только плохо. Давно дорогу наметили делать со стороны Воронина, но перестройка помешала.

Женщины посоветовали мне интересного собеседника — их двоюродного брата Романа Александровича Боголепова, сославшись на то, что он у них умный, много всего знает, да и книга у него была, в которой много чего написано про их деревню.

Бывший военный

Роман Александрович был рад незваному гостю. Только жаль, что книга эта куда-то запропастилась.

— Я бы с удовольствием дал вам книгу, но давно уже её не вижу, наверное, кому-нибудь отдал почитать, — объясняет мужчина. — А про деревню и сам могу рассказать. Очень-очень давно в этих краях водилось много медведей. Местные мужики их приучали, вставляли в нос кольца и ходили с ними аж до самого Парижа, развлекали людей, этим и зарабатывали. Но это, конечно же, было не при мне. Я лишь помню, что деревня была большая, дом к дому стоял. Сейчас от одного порядка даже и следа не осталось. А когда я в 1948 году пошёл в школу, нас было шестнадцать первоклашек. Деревня славилась Боголеповыми да Морозовыми. Здесь четыре пруда, за нами лес на холме, мы называем его «Средняя грива», потому что похож на конскую гриву, всего их три. А полянские называют «кладная», якобы здесь Стенька Разин клад зарыл. У нас есть ключик, которому сотни лет, вода в нём хорошая.

Мужчина взял посудину и повёл меня к ключу, где я убедилась, что водица в нём действительно вкусная.

Затем мы проследовали в сад. Хозяин показал мне свои владения.

Любимый орешник в саду у Романа Боголепова
Любимый орешник в саду у Романа Боголепова

— Я вдовец, все хозяйство на мне, — посетовал Роман Александрович. — У сыновей свои дачи, но иногда приезжают, помогают. Я военный, всегда мечтал стать моряком, но не получилось, после школы окончил Челябинское высшее военное авиационное училище. Служил и в Архангельске, и в Вологде, потом вернулся в Горький. В начале 2000 года переехал в деревню. Пять лет назад купил в райцентре квартиру, зимой там проживаю. Если бы дорога была, оставался бы здесь. В деревне у всех своя скважина, топимся дровами, газ баллонный. Жить можно.

Мы прогулялись по территории, наелись ягод, после чего Роман Александрович пригласил меня в гости к своим любимым пчёлам.

— Когда-то давно занимался пчеловодством, было четырнадцать семей, потом забросил, — рассказывает мужчина. – А тут три года назад сами прилетели и поселились. Сейчас две семьи, мне хватает.

Посмотрев издалека на милых насекомых — я не решилась подойти поближе — мы вернулись обратно.

Мужчина рассказал, что у его деда Павла Яковлевича Боголепова было пятеро сыновей, все они служили на войне, один из них погиб. А сам дед в первую мировую попал в плен в Германии, там работал на хозяина. Однажды в его закромах он обнаружил овчинный шубняк, а на бирке надпись «Большое Мурашкино».

Мой собеседник действительно оказался очень интересным, он взахлеб мне рассказывал разные истории из жизни своей и родственников. Но, к сожалению, мы не можем всё это донести до своих читателей, так как место для статьи ограничено.
С Романом Александровичем мы договорились, если у него появится желание написать о своей жизни, он обратится к нам, а мы ему постараемся помочь.

Прогуливаясь по деревне, я заметила много детей, кто-то играл, кто-то катался на квадроцикле, кто-то довольный и мокрый шел с пруда. Очень радует, что деревня, пусть только летом, но живёт обычной, полноценной жизнью. По улице бегают собаки, кукарекают петухи… всё как и раньше.

Елена КОСАРЕВА, фото автора

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама

Подписка на газету «Знамя» онлайн!
Объясняем.РФ
Формируем экономику замкнутого цикла в России