Главная Наши земляки Голод, холод и потери её не сломили
24.12.2021
Просмотров: 171, комментариев: 0

Голод, холод и потери её не сломили

Долгожительница Евдокия Михайловна Новикова уверена, что жизнь прожита не зря

Долгожительница из села Кишкино Евдокия Михайловна Новикова 17 декабря отметила значимый юбилей – 95 лет. Большую часть своей жизни она провела в стенах родной школы. Позади у этой женщины длинный, трудный жизненный путь, который пройден с честью, достоинством и уважением окружающих людей.

В свои годы Евдокия Михайловна сохранила удивительную ясность ума и жизнелюбие, прекрасно помнит свою биографию. Одна из граней её педагогического таланта — находить общий язык с окружающими. Общаться с этой женщиной было довольно легко и приятно.

Евдокия росла в многодетной семье Малининых, из восьми детей она была самой младшей. Одна из сестёр умерла от тифа ещё в юношестве, а когда Евдокии было восемь лет, не стало и мамы. Она и брат Николай 16-и лет остались с отцом, а у старших братьев и сестёр были уже свои семьи.

— Поначалу жилось нам плохо, — вздыхает моя героиня. — Нам во всем помогали соседка и одинокая бездетная женщина Матрёна, которую мы называли няней. Но когда они с папой сошлись и мы перешли к ней в дом, жизнь наша стала налаживаться. Няня заменила нам маму, была очень добрая и заботливая, у нас были прекрасные отношения. Люди в селе говорили, что мы всегда были ухожены, дырки на одежде аккуратно заштопаны. Матрена любила ходить на школьные родительские собрания, я училась хорошо, меня всегда хвалили, и она мной гордилась.

После восьмого класса Евдокия продолжила учиться в Большемурашкинской школе, жила на частной квартире, за которую приходилось расплачиваться каждый месяц пудом хлеба. Когда она проучилась полгода, отец заявил, что нет возможности дальше платить, и девочка вернулась домой.

— Я попросила разрешение у учительницы начальных классов присутствовать на её уроках, я очень мечтала стать педагогом, — вспоминает женщина. — Я не только набиралась опыта, но и во всем помогала ей, дети меня любили.
Когда началась война, Евдокии было 14 лет. На фронт ушли старшие братья, но двум из них вернуться было не суждено. Отец по возрасту на войну не попал. Вместе с ним Дуня и трудилась на колхозных полях, разбивала двухметровыми граблями валки скошенной травы. От этого на руках оставались кровавые мозоли, которые долго не заживали.

— Но вскоре папу настигла тяжелая болезнь, и когда он умер, мы с Матрёной остались вдвоем, — со слезами на глазах вспоминает женщина. — До сих пор удивляюсь, как мы с ней смогли пережить голод, холод, непосильный труд. Топиться было нечем, по несколько дней жили в холодной избе. За орешником я ходила с санями в лес за семь километров от дома, грузила много, сколько сил хватало увезти. Корове корм тоже на себе возила. Няня уже в возрасте была, с делами только по дому справлялась. В 1942 году со своими сверстниками рыли окопы возле деревни Чапное в Лысковском районе. Жили там на квартире, спали на полу, ели пустую похлебку. Все хотели домой, но никто не ныл и не жаловался, все знали, что делаем благое дело, боялись, чтобы враг до нас не дошёл.

В 1943 году директор школы Нина Михайловна Мартьянова предложила девушке обучать детей в начальном классе, но с условием, что она будет получать специальное образование. Евдокия поступила в Лысковское педагогическое училище, экстерном сдала все предметы, выучилась по специальности и на долгие годы посвятила себя профессии учителя.

Война закончилась, мужчины стали потихоньку возвращаться домой, но не в каждый дом заглядывала такая радость. В 1946 году в село вернулся Алексей Новиков, друг брата Евдокии.

— Я бельё на речке полоскала, вижу — солдат идет, красивый, высокий, я его не сразу узнала, — улыбается Евдокия Михайловна. — А тепло уже было, он разделся — и в речку, а я подумала: вот бы мне такого мужа. А потом он стал за мной ухаживать, я была не против, а когда сделал предложение, няня одобрила и благословила нас. Алексей прошёл всю войну, воевал на Кубани, два раза горел в танке, был контужен. Семьянин он был хороший, работящий, как его отец. Жили мы вместе с Матрёной, она его очень любила. Прожили мы с ним 48 лет, и вот уже более 20 лет как я вдова. Вырастили сына Михаила, которого уже тоже нет, и дочку Нину.

Евдокия Михайловна 42 года учила детей в Кишкинской школе. Многие из них до сих пор её не забывают, общаются, просят совета и благодарят за знания и любовь.

Пока мы общались, рядом с нами находились дочь Нина и внучка Наташа. Они признались, что много раз слышали рассказ о жизни своей мамы и бабушки, и каждый раз слушают с огромным удовольствием и интересом.

— У мамы действительно не было любимчиков, — уверяет Нина Алексеевна. — Мы с братом тоже у неё учились, в классе звали её по имени- отчеству и оценки получали заслуженные. Однажды мне мама за неряшливость в тетради влепила кол. Будь у меня другая учительница, то я просто выдрала бы этот листок, а здесь нет, я боялась, так и терпела эту оценку, пока тетрадь не закончилась.

В трудовой книжке у Евдокии Михайловны всего две записи – принята на работу и уволена по собственному желанию. Годы, проведённые в стенах школы, женщина считает самыми счастливыми.

Желаем Евдокии Михайловне крепкого здоровья, бодрости духа на долгие годы!

Елена КОСАРЕВА

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама

Объясняем.РФ
Формируем экономику замкнутого цикла в России
Подписка на газету «Знамя» онлайн!