Главная Спорт По полям, по снегам
23.03.2012
Просмотров: 870, комментариев: 0

По полям, по снегам

Словно из снега вырастают стены Макарьевского монастыря

Зачем, спросите, идти по сугробам без лыжни и всякого следочка в Макарьев, если до Лыскова можно доехать с комфортом на автобусе? Ответить на этот вопрос можно лишь вопросом – а зачем люди вновь и вновь покоряют горные вершины? Кто-то ищет ответ, а кто-то берет лыжи и идет.

День первый. Равнинный слалом

5 марта группа студентов и учащихся инженерного факультета НГИЭИ отправилась из Большого Мурашкина в лыжный поход до Макарьевского монастыря, с ними отправился и я. Более того, с моей подачи руководитель похода Владимир Валерьевич Купаев маршрут проложил по другой трассе. Более десяти лет назад группе учащихся во время перехода, в котором участвовал и я, этот путь не удалось преодолеть. Но в глубине души всегда жило желание сделать то, что не удалось ранее. И вот попытка №2.

Несколько подзадержавшись на старте, в одиннадцатом часу команда отправилась покорять снежную целину. Погода, прямо скажем, мало благоприятствовала походу – совсем не зимний, густой туман окутал окрестности. В отличие от летнего, его буквально можно было пощупать руками, так как капли тумана в морозном воздухе превращались в острые иголки. По легкому склону к Первым мосткам парни двигались врассыпную — снег позволял. Наверное, ребята соскучились по лыжной прогулке. Но это была совсем не прогулка, и уже при первом испытании, при первом подъеме на Балду, группа стала вытягиваться в колонну. Поднявшись в гору, отряд выбрал путь по прямой — по просеке под высоковольтной ЛЭП. Просеку заполонила мелкая поросль, и путь стал весьма замысловатым. Равнинный слалом, видимо, потому и не входит в программу Олимпийских Игр, что это: а) не эстетично, б) скучно, в) крайне медленно: на километр пути – час времени.

Наконец, форсировали автотрассу Мурашкино-Княгинино. И двинулись полями в сторону Баркова. Думалось, вот тут-то мы помчимся — как бы не так! Оказывается, ни подъем на Балду, ни петляние на просеке никакими испытаниями не были, а вот поля Княгининского района преодолели с превеликим трудом. Снега вроде и немного, но он кристаллический и абсолютно рыхлый, невероятно сыпучий. Идущий первым вроде прокладывает лыжню, глубоко утопая в снегу, но лыжня не образуется, и замыкающий колонну тащится по снежной канаве, глубиной по колено. Это оказалось не всем «по зубам». Отряду пришлось сделать крюк в Барково, чтобы оставить одного из «бойцов», не рассчитавшего своих сил и по-своему ответившего на вопрос: «А мне это надо?». Остальным было надо, и они под одобрительное перешептывание местных жительниц продолжили путь.

Многокилометровый тягун вел от речушки Ракитка к едва заметной узкой дороге через лес, когда-то давно просто ненайденной нами. В это время появилось солнце. Колючая морось не стаяла в воздухе, а на глазах путешественников оседала на ветках серебряной сканью. Всего несколько сотен метров по лесной дороге, и мы выехали на просторы полей бывшего колхоза им. Суворова. С дороги уже не сбиться, и вот мы на околице Ивановского, где все сгрудились у водонапорной башни, чтобы полюбоваться невероятным ледяным чудом, творением то ли природы, то ли рук человеческих (неразумных). Время позволяло, поскольку, несмотря на сложности пути, мы пришли сюда уже к пяти часам вечера, на час раньше графика. Местное население всех возрастов уже знает конечную цель перехода, то и дело нас одобрительно приветствуют. Многие говорят, что они и сами с огромным удовольствием сделали бы то же самое. Но здесь мало только желания, нужна и большая подготовка.

Промежуточная цель перехода достигнута. Низкий поклон и бесконечная благодарность от всех участников похода Татьяне Александровне Панягиной, организовавшей нам ужин, ночлег и завтрак.

День второй. Под флагом института

Во вторник, еще затемно, отряд был уже экипирован. В дальнейший путь нас проводила Татьяна Александровна. Пройдя улицей Синцова, взяли курс в сторону Лыскова. Встречный колючий ветер упрямо пытался притормозить группу, однако слегка облегчил путь след снегохода, идущий попутно. Вот и село Валава. Длиннющая сельская улица была весьма кстати. Подбодряли ход и сельские жительницы пожеланиями доброго пути, соглашаясь, что это вовсе не прогулка выходного дня. За околицей вновь целина, мы движемся куда-то к Уварову, около села рыбаки на огромном пруду, по-моему, даже не без некоторой зависти смотрят на нас – не жарко, видимо, сидеть у лунки.

Снова форсируем трассу, на этот раз — Лысково-Княгинино. Вдоль дороги не пошли, рванули напрямую через посадки совхоза «Плодопитомнический». Яблоневые сады сменялись смородиновыми зарослями и другими кустарниками. Жаль, что сады цветут не в марте, а в мае нет снега. Но терпкий аромат смородины не скрыть сугробами. Стоит шаркнуть лыжей по кусту, и весенний аромат наполняет воздух. Выходим на трассу у Лыскова, снимаем лыжи и шагаем пешим строем. Казалось бы, ноги могут отдохнуть, но это у кого как. От перемены нагрузок, «забитые» лыжами, ноги никак не хотят нормально идти.

Если в полях не отыскать ни малейших признаков весны, то город встретил нас лужами и даже ручьями, проснувшимися от яркого солнышка. О том, что скоро 8 марта, напомнил ностальгический  цыплячий цвет шариков мимозы. Для старшего поколения именно ветки мимозы были символом этого праздника. Вроде бы здесь маршрут близок к завершению, но перед группой еще поставлена задача выполнить агитационную и профориентационную работу – побывать в техникуме (заодно и пообедать) и в трех школах. В одной из них, неожиданно для себя, корреспонденту пришлось выступить на переднем плане, поскольку только у меня оказался документ, удостоверяющий личность – членский билет Союза журналистов, и предъявить его охраннику. Но, конечно, лучшей агитацией за НГИЭИ был сам поход, когда на всем 50-километровом пути над колонной развевался флаг института.

Выполнив возложенные обязанности, спускаемся к пристани, откуда совершаем последний марш-бросок через Волгу к Макарьеву. На просторах замерзшей реки опять никаких признаков весны, а злобный ветер просто свирепствовал над путешественниками. Чтобы чуть передохнуть от пронизывающего ветра, заодно и «выбрать» время до заявленного прибытия в монастырь, в густых зарослях одного из волжских островов сделали привал. Развели из сушняка костер. Греясь у огня, любовались  сказочной, почти нереальной на фоне вечернего неба панорамой белоснежного монастыря. Немного подкрепились нехитрой снедью. Что может быть вкуснее колбасы и хлеба, поджаренных на зимнем костре?

В шесть вечера подошли к мощным стенам обители, хорошо, что у ворот монастыря уже ждала мать Неонила, которая проводила нас в натопленные кельи, а затем в трапезную, на ужин. Сейчас время Великого поста, в обители он соблюдается строжайшим образом, но, зная, какой нелегкий путь пришлось преодолеть парням, настоятельница монастыря матушка Михаила благословила для нас постное масло.

Отправив в котельную лыжные ботинки и прочую амуницию на просушку, все быстренько уснули.

День третий. Теплый прием

Этот день начался столь же рано, как и накануне. Разобрав просушенные вещи, позавтракали и занялись необходимыми в монастыре работами. Часть парней очищала территорию от снега, другая — колола толстенные чурбаны, чтобы пополнить запасы дров. Девушки работали в трапезной. Мне вместе с одним из студентов было поручено помогать печнику, кладущему печи в кельях. Приехавший с севера области классный специалист оказался к тому же интересным собеседником, запросто рассказывающим о своих профессиональных секретах. Жаль, что использовать их вряд ли доведется.

Быстро пролетело время за тяжелой работой. Вот уже пора обедать… и в путь.

Наша сопровождающая – мать Неонила — тепло попрощалась с нами, каждому подарив нательный крестик и иконку Святого Макария. Наверное, уже не просто туристы, а скорее паломники, мы оставили записи в канцелярии монастыря и отправились в обратную дорогу, то и дело оглядываясь на тающий в морозной дымке то ли монастырь, то ли крепость. Около часа занял переход через Волгу при ярком солнце и попутном (наконец-то) ветре.

На волжском льду пришло ощущение того, что сегодня-то вряд ли удалось бы пройти не то что тридцать – десять верст. Но это было уже не важно: на лысковской пристани нас ждал институтский автобус. Путешествие на нем до Мурашкина, конечно, быстрое, но совсем неинтересное. А вот труднейший лыжный переход останется в памяти участником навсегда.

Алексей ЖАРКОВ

  • «Самосвал с ручным приводом»

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728