16.03.2012
Просмотров: 1260, комментариев: 0

Соседушки

Мария Андриановна Аверьянова и Валентина Федоровна Авдеева обрели покой в Доме-интернате, сроднились друг с другом

У каждого человека своя судьба, своя линия жизни. Порой нелегкая. Вот и на плечи Марии Андриановны Аверьяновой и Валентины Федоровны Авдеевой, проживающих в доме-интернате для престарелых, выпал нелегкий поворот судьбы.

Некогда проживающие совершенно в разных местах, теперь обе женщины, по сложившимся непростым жизненным обстоятельствам, живут бок о бок. В доме-интернате они не одиноки, обрели покой, сроднились друг с другом. Той и другой сегодня по многу лет. В феврале Марии Андриановне исполнилось 84 года, а Валентине Федоровне – 81 год. Называют бабушки друг друга, как в молодости, Маша и Валя. Хотя и живут они в разных комнатах, но ведь в одном учреждении, в одном большом доме, получается, по соседству. Часто ходят в гости друг к дружке. Вроде, все уж переговорено, но ветераны вновь вспоминают о своей молодости, сегодняшнем возрасте, и о многом другом. Беседа с корреспондентом вновь всколыхнула их воспоминания.

— В молодости я вышла замуж за вдовца, на троих детей, – неторопливо повела разговор о себе Валентина Федоровна Авдеева. — Иван Иванович, так звали мужа, был участником войны. 30 лет мы с ним прожили вместе. Совместных детей не нажили. Двое его детей выросли неплохими, а вот один сын выпивает, не по той дороге пошел. Последние пять лет своей жизни Иван лежал парализованный. Я ухаживала за ним. У самой тоже уже здоровье было подорвано: глаза совсем не видели, ноги плохо ходили. Какое-то время пожила я у родственников. И стала проситься, чтобы оформили в дом-интернат. Два месяца ждала, потом в больнице лежала, и вот попала сюда. Дали мне комнатку. Жила одна. Ни я никому не мешала, ни мне. Живи да радуйся. Нет, уговорили меня родственники снова вернуться к ним. Дескать, дома-то будет лучше. Послушалась я их, ушла, думала, больше не вернусь. Ан, нет, вышло так, что обстоятельства снова привели меня сюда. А комнату мою уже отдали Маше. Я же живу теперь еще с двумя женщинами. Исправить бы мои огрехи. Печалюсь об этом. Я одна привыкла жить. Доченька, похлопочите за меня…

В молодости Валентина была задорной веселушкой. Характер никуда не деть. Даже будучи в преклонном возрасте, живя здесь — в доме-интернате — она не раз принимала участие в конкурсах художественной самодеятельности, удивляя зрителей виртуозной игрой на балалайке с озорными припевками. Все частушки помнит до сих пор. Как знать, может заводной, веселый нрав этой женщины и помогает ей пережить нелегкое бремя судьбы, выпавшее на ее долю.

Мария Андриановна Аверьянова родом из д. Красново. В интернате проживает порядка пяти лет. В ее уютной, обихоженной комнатке на стене висят иконки. Утро бабушка начинает с молитвы, да и на ночь тоже обязательно помолится.

— Мне было 13 лет, когда началась война, я школу бросила и пошла работать, – вспоминает ветеран о себе. — Со сверстницами на лошади корма на фермы возили. Который раз сейчас вспоминаю то время, да думаю... Бывало с возом идешь, да все в гору, а она длинная. Не дай Бог, если поскользнешься, а лошадь попятится назад — по тебе воз проедет. Работали за трудодни и за солому. Первый муж умер. Вышла замуж за второго — Виктора из Вершинина, на двоих детей. Воспитывала их. 40 лет я ровно с ним прожила. В 72 года он умер. Жить одной стало не под силу: вода далеко, надо было ходить на ключ. Ни в баню не натаскать, ни белье постирать. Вдвоем-то все же легче. Он бывало ведра, либо корзинки с бельем на коромысло и понес. Зиму я жила у сестры в Княгининском районе. А потом попросилась сюда, в дом для престарелых. Нас тут не обижают, чистые мы, накормлены. Чего захочется, так купим – деньги есть.

Новому человеку, пришедшему к ним в гости, обе женщины были рады. Припасли даже гостинцы: конфеты, яблоки: «Вы уж угощайтесь, не обидьте нас».

— Всего проживающих в доме-интернате для престарелых и инвалидов – 40 человек, – сказал при встрече директор В.В. Мишин (на руководящей должности он с 2008 года). — Два человека стоят на очереди к нам. Требования заселения сейчас несколько изменены. Раньше, допустим, оформляли, если у человека дом сгорел, жена выгнала, пьет и т.д. – всех в дом-интернат. Сейчас подлежит заселению только человек частично или полностью потерявший способность к самообслуживанию. Это уже решает специальная комиссия.

— За время моей работы,— говорит Владимир Васильевич, — были случаи и выселения проживающих за злостное нарушение дисциплины. Но все же большинство — люди порядочные, настрадавшиеся, и весь обслуживающий персонал учреждения делает все от него зависящее, чтобы пожилым людям создать покой и необходимый уход.

Нина ДУЛЕПОВА

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031