Главная Наши земляки Салово и камера Вильсона
18.03.2016
Просмотров: 558, комментариев: 0

Салово и камера Вильсона

Деревни с таким названием нет уже давно. Иногда, правда, перед мостом через речку Удому на асфальте появляется, написанное мелом или краской, слово «САЛОВО». Бывает это весной. Сама же деревня исчезла, сравняли ее бульдозерами, ни одного домика не осталось. Всего лишь в памяти — следочки-треки, как в камере Вильсона, которая фиксирует заряженные частицы. Самой частицы увидеть невозможно – только треки, дорожки от нее можно рассмотреть.

Познакомился я с деревней Салово еще в дошкольном возрасте. Там жили мои дедушка Александр Иванович Рыхов и тетушки Нюра и Лида. Сначала ходил туда с родителями, пешком, затем бегал самостоятельно. Сначала до сельхозтехники, потом по тропинке вдоль речки до деревянного мостика, затем в гору — и я в деревне. Салово стояло на высоком правом берегу Сундовика.

Был всего один порядок домов, окнами на юг. Дома все почти были добротные, как говорили, пятистенные, дворовые постройки также бревенчатые. Кажется, у всех были домашние животные, птица, сады. Богатая деревенька… Помню дома Зайцевых, Тюриных, Забавиных, Оленичевых. С Сашей Зайцевым мы учились в одном классе. Тюрины были соседями. Недалеко, на самом высоком месте, стоял самый большой дом — Оленичевых. Огорожен он был тесовым забором с железной калиткой, у дедушки же — обычными шестами. Про этот дом мои тетушки и мать всегда говорили как-то вполголоса. Как потом выяснилось, дом тот имел прямое отношение к мурашкинскому купцу Василию Оленичеву, у которого было несколько шикарных домов в Мурашкине. В одном из них сейчас находится районная библиотека, в другом — музыкальная школа. Родная сестра моей бабушки Евдокии — Мария Шапошникова вышла замуж за одного из сыновей Василия Оленичева, кажется, Дмитрия. По рассказам тетушек и деда, свадьба была шикарнейшая. От дома Оленичева до Покровской церкви была проложена красная ковровая дорожка длиной полтора километра.

Рыховы тоже не бедствовали, хотя жили гораздо скромнее. Например, у дедушки были три лошади: Кайзер, Звездка и Ласточка. Первая лошадь была названа так, наверное, потому, что Рыхов Александр Иванович воевал против немцев в Первую мировую войну. Затем он стал служить революции, поэтому — Звездка. Как он сам рассказывал, видел самого Ленина, стоял в Смольном на посту с винтовкой. С ней он и домой вернулся, поэтому в деревне все его звали «солдатом». Позднее винтовку он в Сундовике утопил. Мы с мальчишками каждое лето до посинения искали в воде зачем-то эту винтовку. Отогревались, когда поднимались на высокую гору по тропинке, чуть в стороне от тропинки были ласточкины гнезда. Мать моя хорошо помнила лошадь Ласточку, на ней отец возил её на базар в Мурашкино. В тридцатых годах дедушка «пристроил» лошадей в колхоз, как говорится, от греха подальше.

Очень хорошо помню, как мы все собирались за большим столом. Дед был очень строг. Если отвлечешься от еды, сразу получал серебряной тяжелой ложкой по лбу, да еще с укором: «Вовка, не дури!». Деревенский этикет. «Не дури», «не балуй» — это самые бранные слова, которые произносил дедушка. Он не выпивал и никогда не курил. Хлеб был домашнего приготовления в русской печи, всегда был со вкусом горчицы и каких-то трав. Вкуснотища. Тетушка Нюра здорово готовила.

Раз в год приезжали в гости к отцу мои дяди Платон и Алеша. В деревне с их приездом становилось как-то светлее. Дядя Леша играл на гармошке, дядя Платон с юмором рассказывал всяческие истории. Оба они воевали с первых дней воины и до победы.

Платон Александрович Рыхов был стрелком-радистом на штурмовике ИЛ-2. В бою бывал не раз. Летал даже с командиром дивизии штурмовиков, полковником, а затем генералом Николаем Петровичем Каманиным. Лет через десять Н.П. Каманин возглавил подготовку первых шести космонавтов. Дядя Платон очень гордился и хвастался тем, что был лично знаком с легендарным генералом, которому в войну прикрывал спину и который вручал ему орден Красной Звезды, медали «За боевые заслуги», «За оборону Москвы».

Алексей Александрович Рыхов в войну служил артиллеристом. Был награжден боевым орденом Отечественной войны II степени, орденом Славы III степени, медалями «За отвагу» и «За оборону Сталинграда». Боевые герои были мои родственники, и этим я очень горжусь.

Почти перед каждым домом были летники, другими словами, летние погреба, выложенные из бревен с земляной двускатной крышей. Вдоль стен стояли лежанки. В летний зной, да еще после сытного обеда летник никогда не пустовал, после двух-трех часов сна снова бежали на речку. Вечерами, сидя на краю кручи, любовались заходом солнца, считали проходящие в сторону Перевоза по грунтовой дороге машины, которые оставляли за собой шлейфы пыли, напоминающие следы-треки в камере Вильсона после того, как там побывала заряженная частица.

В семидесятые годы некоторые жители деревни переехали в Холязино, в новые дома, в связи с укрупнением колхозов, и постепенно деревня Салово исчезла. Остались только воспоминания о когда-то красивой и богатой деревне.

Владимир ГУГИН
 

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031