Главная Наши земляки Пятую зиму супруги Кочуевы одни в cеле
26.11.2013
Просмотров: 872, комментариев: 1

Пятую зиму супруги Кочуевы одни в cеле

Давно притихшее село Андрейково

В cеле Андрейково мы побывали в последние дни октября. День был холодным. Иной раз солнце выглядывало из-за серых туч и моросящего дождя, пригревало. Но это были очень редкие и короткие моменты. В народе говорят:  «в октябре семь погод на дворе: веет, кружит, мутит, ревёт, сверху льёт, сбоку дует, снизу метёт». До сих пор помню первое впечатление, когда въехали в село, давно притихшее, безлюдное, затерявшееся среди оврагов и полей.

В голове не укладывается, как здесь живут двое пожилых людей – супруги Владимир Николаевич и Тамара Ивановна Кочуевы — зимой, когда всё Андрейково обнесено глубокими сугробами? Так как же живут в селе пенсионеры?

Подъезжая к Андрейкову, вы не увидите дорожного указателя на село. Его нет. Дорога, ведущая к нему, до Крашова вполне приличная, домчались быстро, а далее, километра четыре, она вся полуразрушена. По всем ухабам, ямам, долам, склонам ехали очень долго. С трудом пробирались и по селу. Узкая тропка со следом то ли от мотоцикла, то ли от конной повозки тянулась среди сплошных зарослей бурьяна. Мощная трава оккупировала всё свободное пространство. Для неё здесь благодать. Никто не косит, не выкорчёвывает. Дом, в котором обитают Кочуевы, расположен в верхней части селения. Ещё выше некогда возвышалась деревянная церковь. Сегодня она, практически, вся разрушена.

Наш визит к Владимиру Николаевичу и Тамаре Ивановне не был неожиданным. Предварительно мы созвонились с ними. Благо связь имеется. В их доме установлен стационарный телефон, да и сотовый тоже есть. Около дома красуется таксофон и электростолб с действующем фонарём, который в тёмное время суток освещает их придомовую территорию. Несколько сторожевых собак с лаем подбежали к машине, выйти из которой мы отважились лишь тогда, когда хозяйка загнала их во двор.

Тамара Ивановна пригласила нас в избу. Вскорости подошёл и Владимир Николаевич. Он уходил косить траву для лошади. И потекла наша неторопливая беседа с ветеранами об их сегодняшнем житье-бытье, о трудовом времени.

— Конечно, нелегко, трудно нам живётся здесь и особенно зимой. Да видно привыкли. Всю жизнь прожили в Андрейкове. Отсюда не хочется уезжать. Дети зовут, но обременять их тоже не хотим. Муж никак не едет, а я разве оставлю его одного, — говорит Тамара Ивановна.

Вместе супруги уже полвека. Вырастили и воспитали троих детей — двух дочерей: Надежду, Валентину, и сына Николая. Обе дочки с семьями живут в Кишкине, и сын тоже там. То есть, все рядышком обосновались.

— А как же с продуктами обходитесь, хлеб где покупаете? На всю зиму ведь провизию не запасёшь? — спросили мы пенсионеров.

— Так вот на лошади и ездим два раза в неделю в Кишкино. Полем едем. Зимой муж ставит вешки, по которым наша лошадка ориентируется и идёт.

Звёздочка, так кличут их кобылку, на подворье хозяев 12 лет. До неё была другая, колхозная кобыла по кличке Борьба. На ней также возили населению хлеб. Народу ведь раньше в Андрейкове было предостаточно. Со временем Борьба постарела. Ноги у неё стали плохо ходить. Вот и стали Кочуевы ходатайствовать о её замене. Обращались в сельсовет с этой просьбой. Пришлось немало времени подождать, но наконец-то дело сдвинулось с места и им привезли из Перевоза молоденькую лошадку. Правда, к радости добавилась головная боль — кобылка была с норовом: на неё уздечку надевали лишь раз. Решил Владимир Николаевич запрячь её в сани. Надел на неё уздечку, а она в оглобли никак не идёт. Бился, бился, но умудрённый опытом хозяин нашёл-таки подход. Удалось ему запрячь Звёздочку. Привязал её за вожжи, а сам думает, как садиться будет. «Ну, будь, что будет», — решил он и сел в сани. Лошадь как рванула с места и понеслась что есть сил. В мгновение донеслась до защитной полосы к Курашкам.

— Думаю, как теперь остановить животное? Кое-как развернулся. Ещё разок-другой погонял её, и она свою спесь поубавила, — рассказывает мужчина.

— Прошло пару дней, — продолжила его жена, — нам надо было ехать за хлебом, а я боюсь в сани садиться. Всё же села. Вот уже сколько времени она у нас, а такой норовистой, да пугливой так и осталась.

— Но ведь ей нужен уход, корма, работа не из лёгких. Как справляетесь?

— Так вот и возимся, да и дети помогают. Вот ещё одна причина, что не даёт уехать из деревни. Куда живность-то девать? Пятую зиму проживаем здесь одни. Летом кто-то из дачников да и приедет, а осенью они снова уезжают.

— А если случись что со здоровьем?

— Так и случалось, — сказала Тамара Ивановна. — У меня диабет. В прошлый год со мной плохо стало. Как оказалась в курятнике, не помню. Сколько там пролежала? А муж в это время как раз уехал в Кишкино. Хорошо, что все обошлось.

Рассказали супруги, что в трудовое время оба работали на здешней овцеферме. Тамара Ивановна — овцеводкой, и Владимир Николаевич вместе с женой и за овцами ухаживал, а ещё дежурил на ферме.

До пенсии доработать женщине довелось. Работа была, фермы существовали. А вот её мужу не пришлось. Только 9 месяцев и оставалось ему отработать и уйти на заслуженный отдых, но колхоза им. Карла Маркса коснулись непростые времена. Он стал распадаться. С ферм, машину за машиной, вывозили скот. Тогда Владимир Николаевич вынужден был встать на биржу труда. Регулярно ездил отмечаться в райцентр.

Лёгкой и простой жизнь наших героев не назовёшь. И всё-таки они из последних сил остаются верны своей земле, своей малой родине. На таких и держатся сохранившиеся деревни и сёла. Ведь два человека – это тоже люди. И пока они там проживают — и Андрейково живо.

Нина ДУЛЕПОВА
Фото А. Судомойкина

  • Норовистая кобылка «Звёздочка», а перед камерой позировала с удовольствием
  • Давно притихшее село Андрейково
  • Два раза в неделю приходится Кочуевым ездить за провизией в Кишкино
  • Уже полвека вместе супруги Кочуевы из Андрейкова

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031