Главная Наши земляки Е.К. Башаркин: «Мама не просто плакала, а ревела над похоронкой...»
31.10.2014
Просмотров: 579, комментариев: 0

Е.К. Башаркин: «Мама не просто плакала, а ревела над похоронкой...»

Ольга Николаевна Башаркина  со старшим сыном Ювеналием

В грозном 41-м году Евгению было 4,5 года. В семье он рос вторым ребёнком, старшему Ювеналию исполнилось 7 лет, а младшему Юрию в июне 41-го было всего пять месяцев от роду. Родители – Константин Иванович и Ольга Николаевна – родились в Большом Мурашкине, после женитьбы построили дом на улице Свободы. Мама всю жизнь работала в «швейнике», во время войны шила куртки, брюки для фронта.

— Своих бабушку и дедушку по папиной линии я не помню, они умерли, когда я ещё был маленький, — рассказывает Евгений Константинович. — Знаю только, что дед Иван занимался выделкой овчины. Папа работал возчиком в райфо, возил на лошади начальника — Николая Урусова. Была такая специальная бричка для этого. А конюшня располагалась на Красной Горке, я часто бегал к отцу, там стояли три лошади – Гайда, Зорька и Ветка. Отец был непьющим человеком, работящим, все мы жили дружно.

…22 июня 1941 год. Как сейчас помню, пришла мама домой и позвала меня слушать радио к соседу напротив, это был Одиноков, работал мужчина в райкоме партии. Молотов объявил о войне, все плакали. В этом же месяце папу забрали на фронт. Приходили письма из Подмосковья, были и фотографии. Вот, две храним до сих пор, где папа в cолдатской форме и с фронтовыми друзьями. Письма, к сожалению, не сохранились, но я помню, как мама читала их: он писал: «Ольга, береги детей!» Вскоре мы осиротели. В декабре пришла нам похоронка. Мать не просто плакала, а ревела, картинка эта стоит перед глазами до сих пор!

Погиб рядовой Константин Башаркин геройской смертью в одном из боёв в Подмосковье 1 декабря, сдерживая зверский напор врага, рвавшегося к сердцу России. Похоронен в братской могиле в г. Климовск Московской области.

— Я только знаю, что отец был смертельно ранен в живот, — говорит Евгений Константинович. — Мама всегда хотела разыскать могилу отца, всю жизнь хранила память о нём, замуж больше не выходила, хотя и сватались к ней. Уже в 70-е годы мы разговорились с заведующим Сбербанком Григорием Осиповичем Крутовым, он воевал в одной дивизии с отцом и помог нам найти его захоронение. Мы ездили вместе с мамой, её сестрой и мужем, они жили в подмосковном Жуковске. Созвонились заранее, нас в Климовске уже ждали представители, дали место для ночлега, показали братскую могилу, где захоронены полторы тысячи человек, в том числе и наш отец. Пока ехали, по дороге много деревень проезжали, и во всех есть братские могилы. Вот так, только через 32 года мы узнали, где похоронен отец.

…Военное детство Евгения было не очень счастливым и вовсе не беззаботным. Дети в войну взрослели быстро и были первыми помощниками в хозяйстве.

— Жили не шикарно, — продолжает рассказывать Евгений Константинович, — из кулька в рогожку, как говорили раньше. Питались только лесом. Мама работала в две смены, сама за дровами потом бегала в лес, а когда я подрос, тоже вязанки с хворостом таскал. Из еды мне запомнились только козуры – это сушённая картофельная кожура. Её толкли в ступе, горсть муки добавляли и пекли хлеб. С мамой по весне ходили в Холязинский колхоз, собирали картошку на поле. Пока отмокала она, червяки всплывали, мама их выплеснет рукой, да скажет: «Чай, съедите, ребятишки». В райцентре была детская кухня — варили для грудничков каши. Меня туда посылала мама, я приносил для младшего брата манную кашу с полчайной ложкой масла и совсем немного, мне казалось, всего ложку картофельного пюре.

Выжили мы только благодаря маме — она брала заказы — шила, перешивала. И мы не ходили раздетые. Пришлось ружьё отца продать за два пуда муки. Отец был ярый охотник, шкурки лисьи и заячьи заготавливал. Мама и их в войну продавала. Так и жили.

Родители моей мамы — Николай и Евдокия Гладышевы, тоже всю жизнь занимались меховым производством. А незадолго до войны с работой в Мурашкине стало что-то плохо, и они уехали в г. Порхов, это где-то недалеко от Таллина. Моя мама уже была замужем, а младшую дочку Зину они взяли с собой, ей было лет 16 и взяли внука Сашу от старшей дочери Лизы, которая умерла при родах. Там их и застала война. На этой чужой стороне бабушка с дедушкой умерли. Немцы всех угоняли в Германию. Эта участь ждала и наших родных. Всех загнали в трюм, а Зина с Сашей спрятались на берегу в бочке из-под селёдки. Так и спаслись.

День Победы тоже хорошо помню. Услышали в этот день, как вещало радио, возле райисполкома собрался народ – объявили о нашей победе над фашизмом. Был митинг и всеобщая радость.

Я окончил пять классов и пошёл работать. Сначала в местпроме (сегодня там прокуратура) столярничал – делал стулья, табуретки. После службы в армии выделывал шкурки кролика, ондатры, затем перешёл в стройконтору, работал столяром, на заслуженный отдых ушёл из этой организации.

В 59-м году Евгений Константинович женился на своей однокласснице. Вместе с Риммой Алексеевной уже 55 лет, они воспитали двоих детей – сына и дочь. Уже взрослыми стали трое внуков, подрастает шестилетняя правнучка Даша. Все они нередкие гости в доме Башаркиных, их всегда здесь ждут и им всегда рады.

Надежда ФЕДОТОВА

От редакции
Цикл «Дети войны» задуман газетой к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. Редакция надеется опубликовать как можно больше рассказов «детей войны» о своём военном детстве. Ждём ваших писем и звонков, дорогие читатели!
Т.: (8-83167) 5-15-91, 5-18-93. E-mail: znam-bm@mail.ru

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728