Главная Наши земляки Пять шагов к мечте
29.01.2016
Просмотров: 631, комментариев: 0

Пять шагов к мечте

«Завтра уже надо быть на вечерней поверке», — говорит курсант Сергей Бычков

В последние годы в Большом Мурашкине курсанты военных училищ — большая редкость. Поэтому, узнав в военкомате, что на родину в учебный отпуск приехал курсант рязанского военного училища ВДВ Сергей Бычков, мы поспешили с ним встретиться. Встреча состоялась в крайний день его отпуска, когда Сергей паковал вещи перед отъездом. На следующий день курсант обязан был быть на вечерней поверке в расположении училища.

Где-то в глубине подсознания я ожидал увидеть огромного, здоровенного парня с пудовыми кулачищами. Дверь же открыл невысокий, круглолицый, короткостриженный, как и положено военному, паренёк. Подтянутая, спортивная, ладно скроенная фигура с рельефной мускулатурой убедительнее любых слов демонстрировала, что её обладатель близко знаком и с гимнастикой, и боевыми единоборствами.

Шаг первый

Сергей вырос не в самой благополучной семье. Воспитывала его бабушка. Когда он начал заниматься в военно-патриотическом клубе «Россияне», она даже обрадовалась – будет настоящим мужчиной. Для растущего мальчишки клуб стал первым шагом к военной профессии, может быть, ещё не совсем осознанным.

— Мне было просто интересно заниматься в этом клубе, — вспоминает Сергей, — спортивные занятия, основы строевой подготовки, туристические походы — романтика...

Шаг в небо

Окончив девять классов, Сергей прислушался к совету своего наставника по клубу Дмитрия Евгеньевича Гусева – поступил учиться в Нижегородский кадетский корпус имени Василия Маргелова с уклоном на ВДВ. Конечно, кадетский корпус, прежде всего, одна из форм получения общего среднего образования, но запомнилась не столько сама учёба, сколько прыжки с парашютом.

— Страшно было первый раз прыгать? — спрашиваю.

— Да нет, — отвечает Сергей, — страшнее было прыгать потом, в армии, после большого перерыва. А после первого прыжка, помню, ещё дня два «летал» от восторженных ощущений.

Быстро пролетели два года, Сергей успешно окончил кадетский корпус, хорошо сдал ЕГЭ, поэтому выбор для поступления в вузы был обширный.

Шаг в сторону

Сергей подал документы в престижный вуз – Нижегородский политехнический университет. Началась студенческая жизнь – лекции, семинары, зачёты, экзамены. Вроде всё складывалось успешно, но учёба не приносила удовлетворения. После третьего семестра понял — нет смысла учиться здесь дальше. Написал заявление об отчислении. Аксиома: покидая вуз — направляешься в армию.

Шаг четвёртый, в армию

Призвали парня в 98-ю дивизию ВДВ в Иваново. После учебки Сергей продолжил службу в разведбате дивизии. Разведчики — особая каста в армии. Здесь требуется не только специальная подготовка, но и опыт, который в разведке бесценен. Где же набраться опыту солдату-срочнику, если ему служить всего год? Поэтому неудивительно, что разведбат был сформирован более чем на половину контрактниками.

— Конечно, все они были постарше нас, — рассказывает Сергей. — У некоторых имелся за плечами и боевой опыт. Я старался ни в чём не уступать им. К тому же я был грамотнее, что ли, многих из них, и кое-что мне давалось легче.

— А со стороны солдат-контрактников не было ли армейской «дедовщины»?

— В целом, можно сказать, что не было, — отвечает Сергей. — Например, я ходил в наряд дежурным по роте, а контрактники у меня дневальные. И марш-броски, и прыжки выполняли вместе. А боевые задачи ставятся не конкретному солдату, а подразделению, так что и выполнять их приходилось всем вместе.

Шаг крайний

Быстро подошёл к концу год военной службы, желание стать офицером-десантником у Сергея только укрепилось. Подал документы в Рязанское училище. Конкурс на поступление в том году был очень большой, а на факультет спецназа – просто огромный.

— Как бывший десантник, имел ли ты какое либо преимущество перед выпускниками школы?

— Никаких преференций, — последовал чёткий ответ, — разве что в плане физической подготовки отслужившие в ВДВ были готовы лучше. Но у бывших школьников знания посвежее, хотя при равных показателях предпочтение отдавалось отслужившим срочную.

Началась учёба, а военная служба продолжилась. Причём такая, что служба в ВДВ показалась просто «сказкой».

— Из чего складывается курсантский день?

— Подъём в 5:30, кросс 8-10 километров, после этой «пробежки» обязательные занятия на турнике. Потом завтрак, за которым следуют учебные занятия - математика, физика, ещё несколько предметов, в том числе иностранные языки, причём на уровне гораздо более высоком, чем в обычном институте — занятия каждый день. У меня — английский и немецкий. Да и язык практикуем не только на этих занятиях. В любой момент — и на стрельбище, и во время полевых занятий — офицер может потребовать что-то объяснить или рассказать по-английски или по-немецки. Но это не идёт ни в какое сравнение с тем, как на факультете спецназа изучают язык будущие переводчики. Там и арабский, и испанский, и иные. Но те курсанты, можно сказать, штучный товар.

После нескольких занятий — обед. В училище сложилась традиция: перед заходом хоть на обед, хоть на ужин — обязательный подход к турникам, а упражнения у нас посложнее, чем подъём переворотом или подъём разгибом. После обеда распорядок складывается по разному, обычно — самоподготовка. Каждый день рукопашный бой, регулярно — метание ножей, подготовка по учебным предметам. Кроме того, часто проходят дополнительные занятия, которые проводят офицеры ФСБ, ГРУ и некоторых иных спецподразделений.

Дело в том, что наш факультет спецподготовки остался единственным в стране и в его выпускниках заинтересованы очень многие структуры. Конечно же, все прибывающие офицеры стараются передать нам свой бесценный опыт выживания. Да и на всём нашем факультете нет ни одного офицера без боевого опыта, поэтому полковникам у нас чуть за тридцать.

Если разобраться, главное чему здесь учат — выносливости. Мало спим, очень много занимаемся. Каждый месяц — полевые занятия, начинающиеся с марш-броска километров на 60-80 с полной выкладкой.

— Обучение на вашем факультете заметно отличается от подготовки на факультете ВДВ?

— Вместо тактики изучается предмет «Специальное применение спецподразделений в различных условиях». Если обычные десантники изучают и пользуются российским оружием, то в спецназе учат пользоваться ещё и оружием иностранного производства.

— Прыгаете?

— Да, на первом курсе уже совершил 4 прыжка пока на стандартном парашюте Д-10. Потом начнём осваивать «Арбалет» — парашют-крыло. На нём можно пролететь 30-40 километров от точки десантирования.

— А какая у курсанта стипендия?

— У меня контракт на 10 лет. Получаю зарплату, плюс доплата за отличную учёбу и прыжковые.

Кстати, об отличной учёбе. Сергей по результатам первого семестра стал лидером — первым в рейтинге по батальону. А это говорит о многом.

У некоторых существует убеждение, что десантнику кроме крепкого здоровья и силы ничего больше не нужно. Это не про спецназ. Спецназовцы работают, прежде всего, головой, и дана она им не для того, чтобы кирпичи разбивать.

Мы желаем Сергею сил и способностей, терпения и мужества, чтобы успешно окончить училище, стать достойным офицером-спецназовцем. Надеемся встретиться с ним, когда на плечах будут офицерские погоны. Пусть количество десантирований всегда совпадает с числом успешных приземлений!

Алексей ЖАРКОВ

  • «Завтра уже надо быть на вечерней поверке», — говорит курсант Сергей Бычков

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031